Дневник невротички (Часть 9)

Неделя восьмая. Про секс

Быть чьей-то ожившей сексуальной фантазией – чертовски приятно. Трахаемся мы много, самозабвенно и без тормозов. Но, несмотря на всю страсть, отвязность и самоотдачу, этот секс существенно отличается от невротического, отчего прекрасен втройне.

На первый, обывательский, взгляд с сексом у меня проблем не было никогда. Но, это если судить по верхнему срезу, а вот копнув глубже… С сексуальным воспитанием мне повезло чуть больше, чем превалирующему большинству постсоветских отпрысков. «Про ЭТО» узнала от родителей. Еще помню какой-то атлас интимной жизни для детей, где были даже картинки дяди, лежащего на тёте. Но дальше весьма поверхностного разговора дело не пошло, а когда я стала входить в подростковый возраст, главной задачей моих родственников стало внушение мне мысли о том, что секс – это плохо, и нужно его как можно дольше избегать. Я, как плохая девочка, их слушать не стала и рассталась с девственностью в 15 лет. Опыт был хорошим, в смысле – трезвым, с любимым и влюблённым в меня мальчиком, который очень старался мне не навредить. Хорошо помню сильное сексуальное возбуждение и боль. Ясно дело, что ни о каком оргазме речи не шло.

Несмотря на все страшилки и запреты, я всегда довольно легко относилась к сексу. Ну, то есть без мысли про «на каком свидании правильнее им заниматься для пущего эффекта» или «а вдруг он получит своё и пропадет», а так. Но, как мы с вами знаем, у каждого невроза свое лицо. Моя фишечка была скорее про безотказность, за которой маскировался контроль. Нет, я не отдавалась каждому, кто изъявлял желание, и не устраивала BDSM-оргий. Просто общая концепция моего подхода к отношениям с людьми проявлялась и в сексе.

Начнём с того, что, как и для многих других невротиков, секс для меня был единственным способом почувствовать тот уровень близости, которого требовала моя натура, а запрашивала она, как мы понимаем, слияния. Посему, эти моменты были некой подзарядкой батарей и единственным оазисом, где я ощущала себя более-менее в отношениях. Естественно, вечная игра в «кошки-мышки» тоже приносила свою остроту. Пока объект был недоступным, загадочным, ускользающим, сексуальное желание цвело буйным цветом, сводило с ума, и, конечно, никого более прекрасного, яркого и искусного и представить себе было нельзя. Стоило только нам немного устаканиться и подойти друг к другу, как оно быстро сходило на нет.

Сейчас у меня есть достаточный уровень эмоциональной близости, поэтому секс выполняет свою единственно важную функцию: удовольствие, разгрузка, познание партнера. Но не для того чтобы разгадать, как стать для него самой лучшей и завоевать статуэтку, а так как мне действительно очень интересно трогать его по всякому, изучать тело, подмечать, на что он реагирует.

Помню, на одной из первых сессии мой терапевт спросила: «Саша, если бы мы с тобой занялись сексом, этот секс был бы больше про тебя или про меня?» Ну конечно про тебя! Ведь я такой заботливый человек, удовольствие партнёра превыше всего. На самом деле нихрена это не про заботу, а про звездочку, которую я, гонящаяся за одобрением в каждой сфере своей жизни, вешала себе каждый раз, когда справлялась с какой-то задачкой. А так же  инструмент контроля: сейчас я из кожи вон вылезу, произведу впечатление достойное порно-Оскара, и ты никуда от меня не денешься. Ясно дело, что при таком раскладе всегда было не до себя.

По мере того как формировалась моя самооценка, образ и границы, я училась переключаться в себя. В прямом смысле: а как бы Я хотела, как МНЕ нравится? Перед тем как у меня с моим нынешним мужчиной случился первый секс, мы долго беседовали с психологом, потому что мне было очень и очень страшно. Всё ж такое новое, непонятное, раньше-то по отработанной схеме шпарили, а сейчас?  И она в буквальном смысле изнасиловала меня вопросами о том, какой это должен быть секс, чтобы он зашел мне. Где трогать, как трогать, что можно, что нельзя. Это было классной подготовкой, так как впервые в жизни я не думала о том, как показать себя лучшим образом, а сконцентрировалась на своей персоне и обоюдной заинтересованности процессом.

Собственно, последняя невротическая изюминка с которой я рассталась – это секс через силу. Все мы живые люди, устаем, испытываем стресс, и даже в период самой бурной влюбленности иногда тебе хочется просто полежать, а не чтобы в тебя кто-то членом тыкал. В пору бурного невроза для меня подобных категорий не существовало. Ведь если откажешь, то неровен час он обидится, сразу пойдет искать другую, и вообще, не гоже это, свои функции не выполнять. Подход этот меняется, когда перестаешь смотреть на себя (а следом и на других) как на объект, который нужен тут только для удовлетворения разного рода потребностей, страх уходит. Ибо, даже если кому-то не понравится, что я сейчас не очень расположена к брачным игрищам, то это всё же его проблема, и придётся её пережить. Равно как и мне нужно порой принимать то, что человек может что-то не разделять, чего-то не хотеть, быть не в настроении. И помнить, что это не про меня, а про него.

Объективно говоря, мой секс стал прекрасным после того, как я научилась базово думать о себе, как о живом человеке, с важными чувствами, желаниями, реакциями, потребностями. Причем, это автоматически транслируется и на отношение к партнеру. Так что, всё в этой жизни взаимосвязано, друзья мои.

Надиктовано Сашей Сашкиной, записала Ника Набокова @nika_nabokova,
фото FashionIQ

Одна мысль о “Дневник невротички (Часть 9)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ