Гоа-хиппи: правда или вымысел?

Вряд ли в современном обществе найдется человек, который не слышал про Гоа. Интернет пестрит красивыми картинками с надписями: «Гоа — индийский рай», «Езжай в Гоа, почувствуй Индию». В социальных сетях то и дело можно увидеть статусы: «Я хочу, чтобы меня послали на три буквы – на Гоа», — или что-то типа: «Настроение — выйти из дома за хлебом и уехать на Гоа». Сейчас в этом нет ничего сложного. На каждом шагу турагентства предлагают поездки в далекую неизведанную Индию. Но откуда такая быстрорастущая популярность к этому курорту, и как так получилось, что еще несколько десятков лет назад на знаменитом индийском курорте не было электричества, а сейчас там возвышаются красивые пятизвёздочные отели, и самолеты едва успевают привозить новую партию свеженьких туристов?

Я стою рядом с небольшим синим домом в Анжуне (деревня в Гоа). На нем красуется надпись «Guest house». Наконец-то я нашла этот дом. Я недавно прочитала ее книгу, и мне своими глазами захотелось увидеть место, где фактически зародилась туристическая жизнь в Гоа. Вот он, бывший дом Клео Одзер. О ней я узнала случайно в интернете. Изучая информацию о Гоа, я наткнулась на книгу Клео Одзер «Фрики Гоа. Моя хиппи-молодость в Индии». Я прочла ее на одном дыхании – когда ты чем-то сильно увлечен, ты хочешь знать об этом как можно больше. С недавнего времени мое увлечение Индией привело меня в Гоа, а точнее, мне захотелось узнать, как это место стало столь популярным для туристов. Ответ на свой вопрос я нашла в книге Клео. И сейчас я вкратце расскажу вам о том, кто такая Клео Одзер.

Клео Одзер выросла в богатой еврейской семье на Манхэттене, штат Нью-Йорк. Ее отец умер, когда ей исполнилось семнадцать. Отношения с матерью были напряженные, и Клео отправилась в путешествие по Европе на своем стареньком фиате. Ее привлекательная внешность сразу бросалась в глаза – стройная блондинка с голубыми глазами пользовалась большой популярностью среди европейских модельных агентств. Все заработанные деньги Клео тратила на путешествия и на травку. Из интервью с Клео Одзер: «Что-то сломалось внутри меня. И я просто уехала. Я сказала: «Я уезжаю навсегда». Я знала, что есть движение хиппи, которые путешествуют по всей Европе. Итак, я купила билет в один конец в Париж, и я приехала туда, мне кажется, с парой сотней долларов. Я купила машину за двадцать пять долларов! И я раскрасила её, она стала такой красивой с большим смайликом на капоте, с разбитым яйцом на крыше и привидением на багажнике. Страховки не было, это было путешествие хиппи, так называемое hippie trail. Нас была группа из десяти хиппи. Мы катались везде. По Европе, Японии, по некоторым странам Азии. Это было настоящее всемирное движение, хиппи движение, а не просто американское. Путешествие проходило и в Европе. И мы попрошайничали, просили милостыню. В Париже… Я ездила на машине, а затем стала работать моделью. Я была слишком маленького роста, чтобы быть моделью в Штатах, но в Европе, в Испании, я заработала немало денег. Я была блондинкой. Поэтому у меня было много работы в качестве модели, но я также продавала ЛСД. Затем я отправилась в Парк Бонго, который тоже был частью движения hippie trail, и я жила в Парке Бонго летом.
Я поехала в Данию, и мы там беззаботно жили. Для хиппи у нас было сооружение. Все знали, где живут хиппи. По всей Европе было очень много хиппи, настоящее хиппи движение, эпоха хиппи. А Индия! Я никогда не слышала о Гоа, я ничего не знала о Гоа. Я узнала, что есть автобус, который везет хиппи в Индию, и я решила поехать туда. Мы проехали через Тадж-Махал, затем Бомбей, а нашей конечной точкой пути был Гоа. Это был автобус хиппи, который ехал напрямую в Гоа. Автобус приехал на пляж Калангут, и мы там высадились, и все разошлись. До того момента я не осознавала, что была одной из тех, кто путешествует в одиночку. Я искала себе дом. Я увидела его и сказала: «Вот где я хочу жить».

В Гоа Клео встретила людей с такими же взглядами на жизнь, как и у нее. Они жили там сезонами. Когда начинался сезон дождей в Гоа, все улетали на Бали или в Таиланд. Хиппи занимались контрабандой наркотиков, и поэтому могли позволить жить себе как короли. Когда Клео арендовала себе дом, заплатив аренду на несколько лет вперед (в Индии турист не может купить недвижимость), индусы буквально сошли с ума от счастья – они никогда не видели столько денег. Иностранным туристам, какими были хиппи, хотелось комфорта как в Европе, и поэтому они начали учить индусов, как нужно делать сервис для туристов. Именно в то время (80-е года 20 века) в Гоа появилось электричество и первый унитаз. Цитата Клео: «Когда я впервые увидела море, оно было таким красивым. Весь пляж Анджуна был как сон, моя фантазия. До сих пор слезы на глаза наворачиваются, когда я об этом думаю. Слёзы радости, потому что это было так красиво. Когда я нашла это местечко, это был важный этап моей жизни. Оно поразило меня в сердце. Потому что всё это было таким прекрасным, они олицетворяли такое… Эти люди обладали свободой, чтобы быть голыми. Они все были фрики. В то время там не было никаких туристов. Только эта группа фриков».

Это продолжалось до тех пор, пока от наркотиков не начали умирать ее друзья. Кого-то посадили в тюрьму. Деньги кончались, а старые способы заработка уже не работали. Именно тогда Клео поняла, что больше не хочет так жить. Она пошла в американское консульство и попросила депортировать ее в США. На тот момент ей было двадцать девять лет. Оказавшись в Америке, она прошла курс лечения от наркозависимости и поступила в университет. За время своей учебы Клео написала книгу о своих приключениях в Индии «Фрики Гоа. Моя хиппи-молодость в Индии», а также еще одну книгу «Сестры Таиланда», про проституток Бангкока, в котором жила три года и писала докторскую диссертацию.

Она умерла в 2001 году в Гоа. Когда в 1999 году Клео узнала, что смертельно больна (беспорядочные половые связи и употребление наркотиков сделали свое дело), она вернулась в Гоа и жила там до самой смерти. Ее кремировали и похоронили на местном кладбище в Гоа в городке Мапуса. В своем последнем интервью в Гоа в 2000 году она сказала: «Я не знаю то, что является правильным. Я не думаю, что моя старая жизнь и жизнь моих друзей была правильной. Я не вижу новую культуру, которая является правильной, но мы должны продолжать пробовать делать то, что является лучшим, мы можем сделать это, любой из нас может сделать жизнь лучше. Сделать что-то, что будет мирным для всех, то, что сделает всех людей счастливыми. И это — все, что я хочу».

Я стояла у синего домика Клео, и видела, как туристы возвращаются с пляжа. Солнце уже садилось за горизонт, и все разбредались по своим отелям, чтобы принять душ и пойти на ужин. Это был мой очередной сезон в Гоа. Много ли изменилось здесь с того момента, как это место перестало быть домом Клео и ее друзей-хиппи? Все тот же пляж, все те же идеальные пальмы, все тоже теплое и ласковое море. Гоа уже никогда не будет таким, каким его открыла для себя Клео, но может, это и к лучшему? Каждый год все больше туристов приезжают на берег Аравийского моря, чтобы найти то самое «шанти», которое сделало это место удивительным и волшебным для всех, кто продолжает искать себя и верить в чудеса.

Автор Алена Шейк @chem_ti_besish, фото #Домохозы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ