Как я осталась жить в Америке (часть 10)

Медовый месяц увенчался жирной точкой. Контракт был подписан, и мой муж отправлялся в предсезонный лагерь Юты. Первый. Я ждала визу.

Андрей любил и до сих пор любит куда угодно приезжать заранее. Поэтому и в Юту он поехал пораньше. Билеты были у него на 11 сентября… Причём 2001 года. Надеюсь, все помнят эту дату? 911 случился и задержал Андрея в Москве ещё на пару-тройку дней. Слава богу. Мы вместе больше 17 лет, и я не перестаю делать одну вещь. Я всегда борюсь за лишний день со своим мужем. Наше личное время с ним — это роскошь. Настоящая роскошь, если учесть график его безумных перелетов и разъездов.

Вот так, благодаря 911, мне удалось вырвать ещё парочку дней. Мы жили на Бережковской напротив плавучего ресторана Викинг. Это было временное жилище. Мой отчий дом находился буквально в метрах 700, на набережной Шевченко дом 5. Набережные — это моя юность. Обожала ходить пешком до Нескучного сада и обратно. Мы наслаждались последними деньками в Москве. Он улетел. Так романтично звонил мне из самолета. Я, кстати, не знаю, до сих пор ли так можно делать? Звонить из самолета? Вот этот пульт, в него вставляется кредитная карта, и можно говорить за 5 долларов минута.

Несмотря на свою пожизненную эмоциональную сдержанность, на протяжении всей нашей совместной жизни Андрей совершал красивые романтические поступки. Однажды, когда мы только начали встречаться, возвращались с ужина в кафе на его машине. Помните, у него была такая гангстерская Ауди. Так вот, проезжая мимо Белорусского вокзала, он остановился у цветочного рынка. Я сначала и не поняла, зачем мы остановились. Он открыл люк, и через него посыпались тюльпаны. Похоже, он купил все тюльпаны, которые были на рынке. Все заднее сидение было ими завалено, да и я тоже. Сначала я их ловила, а потом вдруг подумала, что могу погибнуть от удушья тюльпанами и заплакала. Шутка. Плакала я от счастья, конечно же.

Я осталась в Москве, получила визу и пошла на рутинный приём к Лебедевой.

«Маша, ты что?! Тебе нельзя лететь, у тебя угроза выкидыша!!! Срочно домой, на покой, лежать!»

Выписала кучу лекарств, от которых часто билось сердце. То ли от страха, то ли, и правда, от лекарств. Страх потерять ребёнка, наверное, самый ужасный страх для женщины. Это невозможно описать. Ну да, и я легла, что ж делать. Глотала таблетки горстями и лежала. В какой-то момент, я встала и начала собирать чемоданы. Из Солт-Лейка звонил возбужденный муж. Он уже начал искать для нас жилище и, несмотря на молодой возраст, обладал неплохим навыком. Он понимал мой вкус, наши возможности, и ему удалось найти приличный таунхаус в каньоне у подножья горы. Он ждал меня на одобрение, но я пока не летела. Честно объясняла, что доктор сказала лежать. Именно тогда, видимо, ему на секунду стало страшно, что я не прилечу вообще. Именно эта фраза искренне соскользнула с его языка, когда он таки встретил меня в аэропорту Солт-Лейк-Сити: «Я думал, что ты не прилетишь». Он так крепко меня прижимал, как будто боялся, что я куда-то рвану. Но отступать было некуда. Впереди нас ждали 4 года в Солт-Лейк-Сити.

Мы переехали в наш таунхаус. Подкупили какой-то мебели и даже пару картин. Для уюта. Удивительно, что они до сих пор сохранились. И удивительно, что сохранились они только потому, что последние несколько лет висели у моего друга. Если бы не висели, то пожар не пощадил бы их. Они не очень ценные с точки зрения «инвестиции в искусство», но очень даже достойные и редкие. Две картины были двумя из трёх. То есть, это был триптих. Долгое время я искала третью картину и таки нашла. Я всегда интересовалась искусством. Ещё девочкой занималась в кружке искусствоведения в Пушкинском музее, и до сих пор познаю и учусь. Правда сейчас переключилась на современное искусство. На протяжении многих лет я коллекционировала работы, так вот наши первые картины были некоего израильского художника Таркая. #продолжениеследует

 

Автор, фото Маша Лопатова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ