Как я осталась жить в Америке (часть 19)

После отпуска мы уже радостно возвращались в Юту. Отдыхали так хорошо, что устали очень. Пока мы были в отпуске, мы купили свой первый дом и достраивали его «под себя». В доме были предусмотрены обои. Вернее, это был мой личный выбор, и тут как раз пойдёт речь о разных привычках и традициях в Америке.

Обои обычно  считаются в Америке дурным вкусом. Традиция эта сугубо европейская, в Америке не прижилась. Обычно стены красят краской, это удобно, практично и очень ненавязчиво. Кстати, в Америке не распространено биде. Его мне пришлось добавить в процессе стройки. Биде — это ну ооочень эстетская история, и даже у многих представителей светского общества его нет. Когда я спросила одного известного баскетболиста, есть ли у него биде, он без толики юмора ответил: «Я ноги мою в душе»…  Да уж, я даже не стала вступать в полемику. Примечательно о грязных ногах. В Америке не принято снимать обувь в доме. Во-первых, на улице чисто, а во-вторых… Даже не знаю, что во-вторых. Вот просто не принято ходить в домашних тапочках, и все.

В домах термостаты установлены на 18 градусов. Эта температура считается самой комфортной для сна и проведения времени дома в целом. К слову, в России это обычно 22 градуса. В Америке нет традиции пить горячий чай, и более того, нет традиции предлагать чай первому пришедшему в дом. Помню, что в первый год жизни в Америке пыталась напоить чаем и сантехника, и журналистов, и просто знакомых, приходящий к нам в гости. На меня смотрели странно. Чай в Америке если и есть, то холодный, со льдом. Там все напитки пьют со льдом, и я уже как-то объясняла, почему ввели такую привычку. Во-первых, это закаляет с детства гланды, а во-вторых, просто экономит сироп. В американском стакане кока-колы процентов на 40 меньше, чем в русском. Вот такая экономия.

Мы оставили ребёнка в Москве, а сами уехали переезжать в новый дом. Ребёнка нам должен был привести потом кто-то из родственников. Домик получился очень милый в таком традиционном американском стиле. Много дерева, гранита… Весь второй этаж был отдан нашему малышу: его спальня, игровая, спальня няни или мамы и даже, как говорят в Америке, walk in closet (гардеробная). Я все чудесно украсила и была готова к приему сына. Через океан Фёдора вёз мой папа. Стюардессы были очень удивлены и до последнего ждали маму ребёнка. В итоге мой папа без какой-либо помощи 12 часов летел с девятимесячным младенцем. Няням визы не дали, а мама моя не по части долгих перелетов на самолетах. Все прошло без эксцессов.

Малыш Федор полюбил свою комнату. Несмотря на то, что спал он отвратительно, мы все равно с ним «сработались». Столько, сколько я пела ему, я не пела ни одному своему ребёнку. Клала в кроватку, садилась в качающийся стул и затягивала песнь. Я пела любые колыбельные, переходящие в русские народные песни. Смешно, но где-то даже «распелась». Мой голос за этот сезон стал очень сильным. Пела я по часу-полтора, поэтому это действительно были крутые вокальные упражнения. Обычно Федор просыпался в 3 утра и играл со своим train set часа два. То есть с 3 до 5 утра мы обычно бодрствовали. Это было адское расписание для молодой матери. Хорошо, что больше в тот момент у меня не было детей. Дело в том, что утром я всегда говорила мужу завтрак, днём обед, а вечером ужин. Поэтому первые годы материнства были очень скучными: проснулся, приготовил, покормил, убрал, съездил за продуктами. Единственный положительный момент — малыш Федор был со мной всегда: и в машине, и в магазине, и, естественно, на играх через день. Помню одну неприятную историю, когда во время игры в перерыве аниматоры выстреливали футболками из пластиковых ружей, и одна попала мне в плечо. В пяти сантиметрах от головы спящего Фёдора (мои дети умели спать на играх)! На следующий день все плечо было синее. А что, если бы они попали ему в голову??? Да, страшные мысли матери — это неотъемлемая часть ее жизни, и ничего с этим не поделать.

Наша жизнь в Юте была очень «тёплая». Наш дом (даже с этими безвкусными обоями) был очень уютный. У меня была суперкухня и, не поверите, даже «темная комната», где я проявляла и печатала фотографии. Я снимала на Лейку. Это было мое основное хобби в моменты сна моего сына. Кстати, ещё одно хобби, которое жило со мной всегда, это шитьё. Я купила швейную машинку и просто сшила шторы на весь дом! Шторы были из муара. Короче, дом мой был колыбелью мещанства. Рамы с фото по всему дому… Сейчас меня трясёт от всего подобного. Но видимо, многое нужно было пройти, чтобы выгнать некоторые вещи из своей системы.

Автор, фото Маша Лопатова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ