Как я осталась жить в Америке (часть 31)

Варвару отправили в больницу. Все-таки все верно: если ребёнок в детском доме заболевает, правильно отправлять его в больницу. Там он получит необходимый уход. Но Варвара долго не возвращалась. Два раза в неделю я приезжала навещать Артёма, и мы уже совсем с ним подружились. На дворе стоял конец августа, и все детишки играли на улице. Артём был самый спокойный. А вот другие детишки были очень активны, они назвали меня «мама». И каждый раз, когда я приезжала, начинали, витая около моих ног, трогать меня за одежду и говорили: «Мамочка, а возьми меня тоже!» Я разговаривала с ними как со взрослыми людьми и говорила, что всех взять я не смогу, потому что мне не разрешит воспитательница. Тогда они отбегали и радостно кричали: «А у Артёма-то есть мама, а у Артёма теперь есть мама!» Артём и правда был уже готов к тому, что у него появилось то, о чем он толком не знал — мама. Свою настоящую маму он не помнил, и самыми близкими людьми в его жизни были нянечки и воспитательницы.

В какой-то из своих визитов я все-таки решила выяснить, что произошло с Варварой, и пришла к директору детдома.
— Скажите мне честно, с ней все в порядке?
— Знаете, мы не знаем, больница нам не даёт информации.
— Ну… Сколько ещё она там пробудет, мы хоть знаем?
— Нет, информации нет.

Мне казался какой-то подвох. Естественно, я думала о самом страшном…
— Скажите, а я могу сначала взять Артёма, а потом, когда выздоровеет Варвара, взять ее?
— Нет, к сожалению, правила таковы, что брата с сестрой разлучать нельзя, и вам придётся дождаться,  когда вернётся Варвара.

Я продолжала навешать Артёма, но Варвара так и не возвратилась. В какой-то момент я просто подумала, что она умерла. На улице пожелтели листья, а я так все и сидела в садике с Артёмкой. Без Варвары.

Одним прекрасным солнечным осенним утром раздался звонок. Звонила «распределительница детей по Москве».
— Я знаю, что вы хотели детей подращенных, но вот у меня тут появилась девочка, младенец-отказник, поедете смотреть???
— Да, поеду. Сейчас же выезжаю к Вам за направлением на просмотр.
Да, действительно, чтобы посмотреть ребёнка, нужно получить такую бумажку. Просто так приехать нельзя.

Я оказалась в здании старого детского сада, которое, по сути, считается отделением Филатовской больницы, куда попадают дети-отказники. Мне вынесли кулёчек с маленькой голубоглазой куколкой. Я взяла ее на руки и стала двигаться к выходу.
— Женщина, вы куда???!!!
— Домой. А что, нельзя???

Главврач рассмеялась мне в лицо:
— Вы такая смешная! Мы же должны оформить все документы, я должна рассказать вам историю болезни, и потом уже можно забирать. Завтра приезжайте, я подготовлю пакет документов для суда. Я так понимаю, она вам понравилась?

Сейчас, вспоминая тот момент, я бы хотела, чтобы остановилось время. Хотя бы на полчасика. Просто для того, чтобы его ещё лучше прочувствовать. Ведь по сути это был самый важный момент моей жизни. Младенец на моих руках был МОИМ ребёнком, не будучи моим. Это странное ощущение, которое немногим дано испытать. Господи, какая она была хорошенькая!!! Она была как ангел. Тихий, спокойный, крошечный ангел.

На следующий день я принесла ее домой. За день подготовила все для младенца: детская комната у нас была, и кровать стояла ещё от Стёпки; памперсы, переноска, бутылочки, — всё закупила за несколько часов. Положила малышку на кровать, раздела, поменяла и просто рыдала над ней часа два.
«Как же мне тебя любить?» — думала я…

Автор, фото Маша Лопатова

Одна мысль о “Как я осталась жить в Америке (часть 31)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ