Как я осталась жить в Америке (часть 9)

Заключительной остановкой нашего медового месяца был Милан. Почему Милан? Дело в том, что агент моего мужа в тот момент жил в Милане, и пока мы наслаждались медовым месяцем, он работал над контрактом Андрея. После летнего лагеря было очевидно, что Юта хочет его принять, и новичковый контракт на 3 года плюс 1 ему гарантирован. Мы ехали в Милан подписывать этот контракт. Для меня это было совершенно не волнительно — моя беременность полностью расслабила меня, а также внесла некую степень отупения в мою каждодневную жизнь. Я понимала, что это важно для моего мужа, его карьеры и, в конце концов, нашего будущего. Новичковый контракт — не просто история в НБА. Его приходилось проходить любому спортсмену, начинающему свой путь, даже Леброну.  Этот контракт — в некоторой степени большой риск, особенно для европейских игроков. Для моего мужа это, безусловно, был риск. В ближайшие четыре года его зарплата будет гораздо меньше, чем он мог бы заработать в Европе. Никто не гарантировал, что за эти четыре года карьера будет идти только в гору без перебоев и увенчается подписанием большого взрослого контакта. Несмотря ни на что, Андрей видел себя только в НБА. Я же в свою очередь пустилась в самую большую авантюру своей жизни. Ближайшие четыре года мне придётся провести в стране, которую я ненавижу, в городе, который со скипом в сердце отмечает картограф — в столице мормонов, которые, по мнению многих, ещё те многоженцы.

Мы ехали по А8 из Сен-Тропе в Ниццу, и мой муж пытался рассказать, как там, в Солт-Лейк-Сити. «Там почти так же, как здесь, такие горы», — как будто успокаивал он меня… И себя, видимо, тоже. Уже годами позже он рассказывал мне, как приехал в лагерь Юты. Американская глубинка, незнакомые, или точнее «чужие», люди, невкусная или скорее непривычная еда, номер отеля 3 на 3 и низкие потолки. И ванные… Специфические мелкие ванны без душа, который можно взять в руку. До сих пор не могу к этому привыкнуть. Душ — это «головка», которая зафиксирована в стене. Как мыть ванну? Или не мыть ее просто?

До Олимпиады 2002 года в Солт-Лейке даже приличных отелей не было. Не было круглосуточного рум-сервиса. Да и зачем он, если все ложатся спать самое позднее в 10 вечера? В Америке, как правило, люди ложатся рано и очень рано встают. Рано — это в 6 утра. Я не говорю об исключительных местах типа Нью-Йорка, или Вегаса, или Майами, где люди, как правило, с трудом ведут здоровый образ жизни. А Нью-Йорк для меня — это вообще не Америка. Там свои и правила, и законы, и традиции. Но, эх, об этом позже. В общем, в Солт-Лейке до Олимпиады ничего не было приличного. Один ресторан… Но был один большой плюс за отсутствием развлечений и мероприятий — все очень любили команду Юта Джаз.

Мы заехали в Principe Di Savoia. На этот раз у нас был президентский номер. Весь в каком-то золоте. Я погорячилась! Ну что ж, пусть это будет моя некая агония перед отправкой на землю Святых последних дней. Прибыл наш агент и, зайдя в наш номер с документами, улыбаясь, сказал: «В Юте будет совсем по-другому. Наслаждайтесь!» Андрей поставил свою подпись на контракте. Он светился от счастья!!!

Автор, фото Маша Лопатова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ