Бросить всё и уехать в Париж

Про меня.

Нет, я не помню, как всё начинала. И даже не скажу сейчас, какая была у меня на тот момент высокая идея и мотивация, чтобы вот так взять, все бросить и уехать в Париж. Одной с детьми. В никуда, можно сказать, так как никого родного/знакомого/близкого в этом мегаполисе у меня нет. Было много каких-то сумбурных, скомканных быстрых “оправданий”, что детей мол везу учиться, сама буду учиться и так далее. (Уже и не вспомню, что говорила. Помню только, что этот вопрос меня всегда вводил в ступор). И я не убегала от себя. И не убегала от жизни и проблем дома. Я вообще не убегала. Я хотела скорее прибежать. Прибежать сюда, чтобы сесть и посидеть в одиночестве. И наконец-то найти себя…

Один из фактов, который меня подвиг на это, книга “Есть, молиться, любить”. Не могу сказать, чтобы я была в полном восторге от нее (и фильм, кстати, так и не посмотрела). Но всю дорогу, читая эту книгу, я не могла поверить, что автор действительно это сделал. Что есть люди, которые вот так могут встать и сказать: “Все! Устала! Возьму-ка я годик для путешествий и поиска себя!” Тогда для меня это казалось верхом безрассудства и авантюризма. Но семя сомнения в моих “оказалось-не-казалось” было все же заложено и начало прорастать. Быстрее, чем я была к этому готова. И по ходу того, как мысль о том, что позволено одним и кажется невозможным другим, росла и будоражила мой мозг, я и взялась за эту идею…

И как-то все получилось. Пока делались бумаги, летались самолеты, выбирались школы и дома, я сама не верила, что делаю это, и что из этого вообще что-то получится. Честно говоря, я до сих пор не верю, что я это сделала… Но зато теперь я рада. Мне кажется, я стала более свободной. И появилось ощущение, что все же кое-что в этой жизни могу решать и я сама, а не события и обязательства. И именно поэтому я теперь ничего не загадываю… И мне самой интересно посмотреть, что из этого получится….

Про детей.

Первую неделю они не понимали, почему мы живем не в отеле, как обычно во время отпуска, а в чьей-то квартире, в большом и пыльном городе. И когда мы уже поедем на море, к пальмам и мини бассейну. И почему мама водит чью-то машину и знает, как доехать до Диснейленда. Мысль о том, что дом теперь тут, никак не хотела помещаться в сознании больших, открытых всем ветрам, глубоким рекам и большим башням глазах моих детей.

Им было страшно в этом громадном чужом городе. Катание на лодочке по Сене, на автобусе с открытой крышей давали какое-то представление о том, куда они попали. Искры из больших наивных глаз человечка, забравшегося в первый раз на Эйфелеву башню, могли растрогать до слез любого, кто на него смотрел. Но! Только если в этот момент он держит за руку маму…

Этот странный, непонятный язык… Первые месяцы школы. Одиночество среди детворы в парке. Отчаянные попытки подружиться и понять хотя бы слово. Хоть намек на то, что же все-таки от них хотят эти люди?! Скучные, холодные музеи… Мама устает рассказывать и бесконечно переводить. И не понятно, почему эти дети, бегущие толпой за гидом, так жадно впитывают его слова и с азартом рисуют в своих тетрадках. Что он там говорит им? Чужой город, непонятный язык, одиночество игр… Отчаянные попытки мамы убедить, что тут может быть хорошо…

…На выходе из Лувра солнце и жара ослепили, потребовали перезагрузки и возвращения в современное искусство мира. Было решено съесть по мороженому, чтобы переварить полученные сведения и увиденные сокровища. Три полулежащих кресла напротив фонтана. Утки, ныряющие кверху попами за тонущими кусочками багета. Туристы, щелкающие друг на друга фотокамерами айфонов, мороженое, быстро тающее на солнцепеке…

—  А мне очень понравилась эта экскурсия. И Этьен – классный гид! Весело с ним! По пути домой зайдем во Фнак – хочу книжку купить про древнюю Грецию, о которой он говорил.

—  А я вообще не понял про этих древних греков. Зачем им столько Богов…

—  Что ты не понял? На нормальном французском все тебе рассказали! Слушать надо было, а не с соседом про свой дурацкий футбол болтать!… Пошли, купим воды и еще мороженого пока, вон видишь, мама уснула…

И уже не помнят, что когда-то было грустно в музеях, непонятно и страшно от чужого города вокруг… Главное – чтобы было кому взять за руку и купить мороженое!

 

Автор Dina Is @dinushkaya, фото #Домохозы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ