«Самолёт» Part 1

Я себя считаю уверенным в себе мужчиной, более того, свою уверенность в себе я оцениваю на десять баллов из пяти. Я знаю, чего я хочу, и что меня привлекает! И как показывает личный опыт, я в считанные секунды могу определить, будет ли у меня сегодня горячий секс или нет. Вот вам история из жизни. 

Однажды после очередной сделки в Париже я возвращался в Нью-Йорк. Будучи ещё в Италии, я понимал, что данная сделка будет очень трудной, и после её завершения я буду выжат как лимон, но моя любовь к искусству, а именно любовь к фотографиям Энди Ворхола, двигала меня вперёд. Всё шло не так, как я планировал. В связи с погодными условиями нас посадили на запасной аэродром, и мне пришлось потратить 3 часа, чтобы доехать до Парижа на такси. После двух часов общения с продавцом, господином Мориа (однофамилец знаменитого французского композитора Поля Мориа), любезно вошедшим в положение, предложив закрыть сделку у него дома на набережной Орфевр, я поехал домой отдохнуть. Благодаря любезности господина Мориа на следующий день я вылетел в Нью-Йорк.

Я не скрываю, что пользуюсь услугами персональных самолётов «Private Jets». Но при перелёте через Атлантический океан я пользуюсь коммерческими рейсами. Более того, мне нравится контактировать с людьми, изучать их и познавать что-то новое. В самолёте это делать достаточно просто, ведь от тебя никто не убежит (ха-ха). У меня есть одна фишка. Так вот, фишка моя заключается в том, что я всегда бронирую последний ряд первого или бизнес класса, и, как правило, сажусь первым в самолёт. Таким образом, я могу отсканировать всех пассажиров. Конечно, бывают случаи, когда посадка начинается относительно с середины самолёта, а бизнес-класс находится ближе к носу, следовательно, я больше кручу головой.

Это была одна из моих рутинных поездок. Весь самолёт практически заполнился. Было пару экземпляров, которые мне приглянулись. Две подружки-хохотушки с российскими паспортами, находясь уже с самого утра под лёгким алкогольным опьянением, улыбнулись и прошли мимо меня в самый хвост самолёта. Без особых стеснений я провернул голову и проверил их прекрасные орехи. Было видно, что они правильно расходуют своё время в тренажерном зале. Но буквально через несколько минут я практически о них забыл.

И вот, настал тот момент, из-за которого я придерживаюсь своей фишки. Немного усталая, но в то же время невероятно ухоженная девушка заходит в самолёт и медленно ищет своё место. Её кудрявые волосы падали ей на плечи и невероятным образом подчеркивали её тонкое лицо и огромные зеленые глаза. Я взглянул чуть ниже и заметил, что под тонкой маечкой скрываются стоячие от прохлады соски. Её образ меня невероятно возбудил, и в голове была одна только мысль, чтобы она села рядом со мной. Увидев кольцо на безымянном пальце правой руки, я немного расстроился, но, услышав её общение со стюардом, я понял, что «всё ок», ибо она была либо француженкой, либо англичанкой, а иностранцы носят обручальные кольца на левой руке. Вытянув руку в сторону меня, любезнейший стюард направил её к своему креслу. Расстройству моему не было предела: она села прямо передо мной около окна, оставив моё место пустеть. Безвыходных ситуаций не бывает! В голове я прорабатывал план захвата данной девицы. Спустя некоторое время мы взлетели.

Через некоторое время поняв, что она уснула, я принялся за небольшую бумажную работу на компьютере. В самолёте очень легко работается. Ты отключаешь телефон, абстрагируешься от внешних факторов и спокойно завершаешь то, что не мог завершить на земле. Но, увы, работать у меня не получалось. В голове сидела эта девица, точнее, не сидела, а работала со мной в моей спальне. Я представлял как её нагибаю, как ныряю лицом ей между ног, как она прыгает на мне, не щадя ни меня, ни себя. Мне пришлось закрыться одеялом, чтобы не испугать стюардесс. О сне речи не могло быть, места себе я не находил. Буквально после трёх часов полёта я обрадовался: кресло стоящее перед мной затряслось, принцесса проснулась! Она встала и пошла в сторону туалета. Даже сквозь мешковатые джинсы, boyfriend jeans, я увидел её сумасшедшую задницу! Мне казалось, что принцесса была просто идеальна. То, что я люблю! Она выглядела лет на 30-32, ростом примерно 180 см и с небольшой талией. Но самое главное, я почувствовал её уверенность в себе! От неё пёрло этой уверенностью, каждый её шаг или движение давал мне повод, чтобы пустить слюни.

Вскоре, после того как она покушала и закончила рутинные дела, она приняла комфортное положение для того, чтобы поиграть в телефоне. Я понял, что пора действовать! Особого плана не было, и поговорить с ней я не мог, поскольку не хотел, чтобы она крутилась. С самого детства я обладал определённой смекалкой, и в этот раз она меня не подвела. Открыв в телефоне раздел «Notes», я написал на французском следующее: «Я заранее прошу прощения за свою дерзость и, возможно, за определённую настойчивость, но увидев Вас, я не смог нормально работать». Я протянул телефон между креслом и иллюминатором и постучал принцессе по плечу. Я почувствовал, как она вздрогнула от испуга. Она забрала мой телефон у меня из рук и вернула мне его спустя несколько секунд. Я был уверен, что она мне ответит, и уверенность не подвела меня. «Я надеюсь, Вы не следили за мной пока я спала:)». Её смайлик понравился мне больше всего, и мой ответ был молниеносен: «Нет, за исключением тех ста пятидесяти раз, когда проходил вперёд попить водички».

С этого момента мы плотно переписывались. Мы передавали телефон туда-сюда в течение всего полёта. Мы не вставали со своих мест, даже не смотрели друг на друга, и только общий смех доказывал реальность нашего общения. Мы общались на разные темы, и я имел смелость поднимать даже более интимные вопросы. Вскоре, как истинный джентльмен, я перешёл к более серьезным действиям. Мы узнал друг о друге практически всё, и я предложил ей исполнить одно моё желание взамен трёх желаний, которые я предоставлю ей. Мы виртуально пожали руки, и я написал следующее: «Прости, возможно, тебе это не понравится, но я хочу, чтобы ты зарылась руками в свои великолепные волосы, сильно схватила их, и закрыла глаза. Я, в свою очередь, протяну руку и нежно проведу ладонью вдоль твоей груди. Как только я уберу руку, мы сможем дальше продолжить общение».

Эти секунды длились вечно, и как только я увидел, что она тянется к своим волосам, я получил мощнейший экстаз! Я протянул руку между сидением и иллюминатором, раскрыл ладонь, и еле касаясь, провёл ладонью по её груди таким образом, чтобы её твёрдый сосок бился между моими пальцами. Убрав руку, я увидел, что она медленно вытаскивает руки из своих волос, аккуратно расправляет волосы от своего лица, и что-то пишет. Я не знал, что она напишет, но чувство ожидания и любопытства сжирало меня до костей. «Не могу сказать, что я не получила удовольствия, но теперь за тобой должок:)», — написала она. И в этот момент я стал абсолютно спокоен, я понял, что мы оба на крючке, и что нам остаётся лишь дождаться вечера.

Самолёт шёл на посадку, мы быстро определились с местом ужина, обменялись контактами. Нас пригласили к выходу, но она не торопилась выходить. Понятное дело, в течение полёта она меня замечала и, возможно, оценила, но, видимо, она ещё раз хотела это сделать. Я подошёл к её ряду, протянул руку и сказал: «Позвольте мне Вам помочь». Она ухмыльнулась, уверенно протянула руку, чтобы подняться и попросила спустить её сумочку из багажного отделения. Я передал сумочку, мы молча улыбнулись и направились к выходу. Конечно, как истинный джентльмен, я пропустил принцессу вперёд, чтобы насладиться видом её задницы. Мы шли, как будто ничего не происходило: демонстративно поговорили о полёте, о питании и о прохождении ужасного паспортного контроля.

Несмотря на её превосходное владение французским языком, я понял, что она — гражданка США. Предварительно повернувшись и улыбнувшись мне, она пошла в очередь, которая предназначена для граждан США. Пройдя паспортный контроль, я понял, что она уже на пути в Манхэттен.

«Юль, вон мой чемодан!» — крикнула одна подружка-хохотушка другой. Это были те девочки из нашего самолёта. «Неплохой план «Б», — подумал я. Дождавшись их багажа, я медленно пошёл им на пересечение и спровоцировал наезд их тележки на мою ногу. «Айм сорри, айм сорри!» — закричали они и с отвратительным русским акцентом пытались мне что-то объяснить. Я сказал: «Девочки, не беспокойтесь, ничего страшного». Широко открыв глаза, обе улыбнулись. Потирая «травмированную ногу» я добавил, что обычно после таких перелётов я тоже сам не свой. Поняв, что я буду действовать, поинтересовался их отношением к музеям. Положительный ответ меня ни скольким образом не удивил. Сообщив, что мой друг — помощник Глена Лоури (директор музея современного искусства в Нью-Йорке), я протянул свою визитную карточку и предложил им сходить в музей на экскурсию. И, конечно, я не смог отпустить их без «особых издевательств». Пристально взглянув одной из девушек в глаза, я медленно сказал: «Юлия, я уверен, что Вам очень понравится!». Это было великолепно! Она стояла с открытым ртом и не понимала, откуда я знаю её имя. Вторая с таким же выражением лица стояла, забыв о том, что буквально пять минут назад она орала на весь аэропорт, чтобы Юля не проворонила её багаж. «Откуда Вы меня знаете?» — спросила Юлия. Я посмеялся, демонстративно поправил свои очки и сказал, что видел её в социальных сетях.

В душе я смеялся и хохотал. Я даже не мог представить, что на таких маленьких ушках умещается столько лапши. Буквально через 5 минут я получил сообщение с российского номера от Юлии.

Автор Феликс Покровский, Иллюстрации @guzelbanu

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ