Дети третьей культуры

Если  ваш  ребенок родился в одной стране, начал летать раньше, чем держать головку, в садик пошел в другой, а в первый класс в третьей… Вопрос «откуда ты» вызывает у него замешательство и несколько ответов… Говорит на двух или трёх языках, имеет два или больше паспортов, знает, что VISA –  штамп в паспорте, а не только банковская карта… Испытывает «культурный шок», приезжая в родную страну. Чувствует себя странно в одном этническом сообществе… Рассказывает истории из жизни, начиная с фразы, «когда мы переехали…, а потом переехали снова»… Мечтательно вспоминает, как в школе не было два дня занятий из-за сильных муссонов, и как круто, но и страшно было тренировать «lock down», когда в школу пришло письмо с угрозой терроризма… Если вам что-то из этого описания знакомо, похоже, у вас, как и у меня, дети третьей культуры.

Кто такие дети третьей культуры? Откуда появились эти монстрики? Термин «дети третей культуры» относиться к детям, которые провели значительную часть своего взросления вне культуры своих родителей, в других странах и культурах. Впервые социолог Рут Хилл Усим (Ruth Useem) использовала его в конце пятидесятых годов прошлого века, прожив со своими детьми год в Индии. Предполагается, что третья культура образовывается из симбиоза культуры по признаку рождения детей и второй культуры  страны проживания. Эта культура не является культурой родителей таких детей, но это и не культура страны, в которой они в данный момент проживают.

В ходе кочевой жизни из-за частых переездов, находясь в многокультурном сообществе, как правило, обучаясь в интернациональных школах, где ученики меняются каждый семестр, и твой лучший друг может не вернуться в школу после зимних каникул, так как его родители получили новый контракт и переезжают в другую страну, в непостоянстве социального и физического окружения, которое становится для таких детей нормой жизни, у них формируются новые социальные навыки, которые делают их отличными от других детей и очень интересуют современных социологов. Такие дети как бы смешивают родительскую культуру с культурой новой страны пребывания, образовывая «третью культуру», носителями которой становятся. Как правило, дети третьей культуры – это дети дипломатов, военных и дети экспатов – людей, работающих по контракту в другой стране.

От традиционных педагогов и детских психологов мы привыкли слышать, что любая нестабильность отрицательно влияет на детскую психику. Вспомните свои школьные годы, как драматично было менять школу, из-за страха потерять друзей и привычную стабильность. Но дети третей культуры с первых лет жизни видят калейдоскоп чередующихся лиц и мест. Они часто меняются, поэтому перемены становятся их нормальной жизнью. Как правило, после первого болезненного опыта смены школы и расставания с друзьями, у детей вырабатывается иммунитет к изменениям и привычка к смене мест. Появляется своего рода зависимость от переездов, которые создают ощущение, что жизнь можно начать с чистого листа в другой стране, в другой школе,  и это входит в привычку. Социологи утверждают, что такие дети нигде не чувствуют себя своими и зачастую страдают повышенной тревожностью из- за отсутствия чувства принадлежности и  понятия дома, а также из-за проблем с самоидентификацией.

Однако, полагаясь на свой опыт, я считаю, что если у родителей нет выбора, и частые переезды связаны с работой одного из них, как, например, в моей семье, то не стоит перекладывать ответственность за психическое состояние ребенка на общество и винить во всём кочевой образ жизни, а стоит расставить правильные акценты в сложившейся ситуации. Например, объяснить ребенку, что его родители, семья и есть та константа, стабильность, которая ему необходима и которая всегда рядом с ним. «Страны меняются, да, мы переезжаем, но переезжаем все вместе», — так я говорю своему сыну в преддверии новых поездок и переездов. И это работает, вызывает у него доверие и успокаивает.

Да, безусловно, больно и печально оставлять новый обжитой дом, друзей. При такой жизни часто невозможно завести даже любимого питомца. По меркам стандартного большинства, такая жизнь ужасает и пугает. Но с другой стороны, посмотрите на современное развитие мира, эмиграцию населению, многокультурные сообщества, новую digital реальность, в которой мы живём. По-моему, у нас у всех, не только у детей третьей культуры, время от времени возникает вопрос о самоидентификации.И мне кажется, не так уж плохо на вопрос «откуда ты» иметь несколько ответов и отвечать по ситуации. А вот когда я была студенткой и училась в Германии, каждый раз отвечая, что я из Россим, я морщилась, предугадывая  реакцию на мой ответ. Отношение ко мне сразу менялось, и в ход шли все пресловутые стереотипы о русских. Но, кажется, мир поменялся с тех пор. И я надеюсь, что дети третьей культуры вырастут новыми гражданами будущего — гражданами мира, в котором вопрос «откуда ты» не будет иметь такого значения, а будет важно, кто ты здесь и сейчас, и что ты делаешь для этой реальности.

По мнению социолога Патриции Стокс дети третьей культуры имеют все-таки в своем развитии больше плюсов, чем минусов. Так, например, из-за своего уникального опыта, со знанием  нескольких языков они обладают огромным лидерским потенциалом, воодушевляющим других людей. Глубокое понимание культурных различий и практический опыт взаимоотношений с носителями разных культур положительно отличает их от носителей гомогенных культур и даёт им возможность вдохновлять кросскультурное общество современного мира. Отсутствие фиксированной культурной идентичности делает их открытыми и любознательными, заставляя искать новые знания и объяснения того, кто они и что хотят. Способность с детства правильно и гибко воспринимать перемены в жизни вырабатывает позитивное к ним отношение, тренирует их лидерские навыки, так как лидеров отличает способность к правильной оценке перемен и умение принять новые решения в соответствии с ними.Часто дети третьей культуры растут и развиваются в мире бизнеса, что делает их в будущем более пригодными для широкого спектра руководящих позиций в корпорациях.

Да, безусловно, дети третьей культуры являются «жертвами» своих родителей, и от родителей зависит, когда они решат остановиться и осесть. Мы с моей семьей решили осесть через полгода. Посмотрим, как у нас это получится и не взыграет ли «ананана» в крови, маня нас в дальние странствия, чтобы начать жизнь с чистого листа. Но кто знает, что будет в будущем? Пока мы спорим, какую собачку заведем через полгода – скотч терьера или французского боксёра. Потому что, как  любит повторять мой  сын, «дом без собаки – не дом».

Автор Лена Бломквист @blomquist2745, фото FashionIQ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ