Випассана. Десять дней моего молчания. Часть 2.

Первое, что вызвало во мне некоторые противоречия – это то, что нужно сдать все свои ценные вещи (документы, деньги и т.д.) на хранение. Ты отдаешь деньги и документы людям, которых ты видишь первый раз в жизни, и которые не расписываются за то, что взяли у тебя твои вещи на хранение. Естественно, ты, как человек цивилизованный, который принял самостоятельно решение поехать на випассану, стараешься не думать о плохом (что твои вещи украдут, они куда-то пропадут и т.д.). Но, тем не менее, червячок советского воспитания во главе с родителями (которые с детства говорили тебе о том, что нельзя разговаривать с незнакомцами и доверять незнакомым людям), всё же немного грызет тебя изнутри, пока ты тщательно запаковываешь свой мобильный телефон и деньги в целлофановый пакет и несколько раз обматываешь его скотчем в надежде на то, что открывать его потом будешь только ты.

Заполнив анкету и сдав все ценные вещи служащим (именно так называют людей, которые выполняют все административные и хозяйственные дела на випассане), ты получаешь листочек с номером своей комнаты и кровати. В комнате стоит четыре кровати, и людей, проходящих курс випассаны, заселяют по три-четыре человека в комнату. Я попросила кровать у окна, искреннее надеясь на то, что в комнате будет хорошее отопление, и от окна не будет дуть холодный воздух. Моими соседками по комнате оказались приятные девушки. Две из них проживали в Санкт-Петербурге, а третья девушка (которая в дальнейшем стала моей лучшей подругой) прилетела с Камчатки, из далекого города Петропавловск-Камчатский. Как только я оказалась в комнате с моими новыми соседками, сразу же захотелось общения. Словно внутренний страх того, что мне придется замолчать на целых десять дней, заставлял меня задавать какие-то дурацкие и совершенно ненужные вопросы моим соседкам по комнате. «А как вы записались на випассану?», «а почему именно сюда, а не в Московский центр випассаны?», — и прочую ерунду я пыталась выяснить у моих новых знакомых, не запомнив даже их имена.

Через пару часов нам был предложен ужин в большой столовой. Это был единственный совместный ужин с мужчинами. На следующий день помещение столовой было разделено на две зоны и завешено занавесками. И с мужчинами мы пересекались только в общем зале для медитаций. Честно говоря, первые два дня я не до конца осознавала, зачем сюда приехала. Все происходило словно во сне. Или так, как будто я смотрю какой-то фильм. Невольно вся окружающая меня обстановка начала мне напоминать фильм «Колония Дигнидад», а я была главной героиней. Удивительно, но страха не было. Любопытства тоже. Как будто эмоции внутри меня отключились, и осталось только спокойствие и некоторое смирение со всей окружающей меня обстановкой. Первые пару дней были самыми сложными, как мне показалось.

Во-первых, еда. Я вегетарианка, и еда на курсе Випассаны была исключительно вегетарианской. Это не могло меня не радовать. Но было одно «но»: то ли служащие, которые отвечали за кухню, не умели готовить, то ли я была слишком большим гурманом. Но та пища, что подавалась на завтрак и обед, вызывала во мне отторжение и казалась безумно невкусной. С ужином было проще. В пять часов вечера был третий (и последний) прием пищи, на котором давали чай и пару фруктов. Спустя несколько дней я привыкла (или смирилась) с пищей и стала воспринимать её более спокойно, без негативных эмоций.

Во-вторых, режим, по которому мы жили на випассане, был для меня непривычным и тяжелым. Подъем был в 4 утра (под звук гонга), отбой в 21:30. В обычной жизни я сплю как минимум до девяти часов утра, а ложусь за полночь. Поэтому первые три дня мой организм чувствовал себя несчастным и изнемождённым, но вскоре это прошло.

В-третьих, отсутствие какой-либо коммуникации с окружающими тебя людьми. Единственные люди, с которыми разрешено было общаться (только по бытовым вопросам и по вопросам медитации) были учитель и менеджер курса. Спустя пару дней я поняла, почему на час встречи с учителем, на котором можно задать один вопрос, записывается так много желающих. Скорее всего, все хотели просто поговорить, услышать свою речь и речь другого человека. Что ни говорите, а привычка общаться у нас в крови. А как же без этого? Мы все растём в обществе с первых дней жизни. Нам просто необходимо общение в любом его виде, будь то устная или письменная форма. Здесь же, мы все были отрезаны от всего: запрещалось вести личный дневник, делать записи, читать книги и даже смотреть на своего соседа по комнате и на остальных участников курса. Про жесты я вообще молчу. Категорический запрет. Это объяснялось тем, что во время прохождения курса медитации каждый из нас должен быть погружен в себя, словно ты здесь один, и нет никого вокруг. На четвертый день у меня возникло ощущение, что время остановилось, и этот курс не закончится никогда…

Автор Алёна Шейк @chem_ti_besish, фото #Домохозы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ