Слабое равноправие

Помните эпизод в «Секс в большом городе», когда Кэрри встречает главного редактора журнала мод Vogue, сидя в маленьком ресторане с журналом Hello. Обе пришли перекусить на ланч в одиночестве, и обеим было неловко от общества друг друга. Кэрри приглашает ее на презентацию своей книги, но она отказывается, объясняя, что у нее есть договоренность с ее мужчиной, что по четным дням она не может пересекать Центральный парк и оказываться в другой части Нью-Йорка, так как в это время он встречается там с другой женщиной. «Да как он может? И как она терпит?» — мысленно возмутилась я тогда. А она нормально — не терпит, а живет в свое удовольствие, еще и объясняет другим, почему. Вывод — ее это устраивает, несмотря ни на какие общепринятые взгляды и мнения. У нее есть любимое дело и любимый мужчина, пусть и по нечетным дням, а больше она не потянет. Ведь ее любимое дело – журнала Vogue, ей не нужны отношения на полную ставку. Тогда, посмотрев этот отрывок, я все думала: «Бедняжка, мучается  от ревности, наверное». Хотя мне понравилось, что у них с мужчиной существует договорённость. Они обсуждают свои отношения и честны друг с другом. И договоренность эта может кому-то показаться кощунственной, но она честна в рамках их отношений и принята обеими сторонами.

Я вообще за свободу в отношениях, за переговоры и мирные договоренности, и за то, чтобы не мерить взаимоотношения рамками «хорошо или плохо». Мужчина и женщина договорились, и им хорошо вместе, вот это-то и главное. Потому что, по сути, от тебя ничего не зависит. Пусть даже ты Царевна-Лебедь и Золушка в одном лице, а твой мужчина, к примеру, как гулял, так и будет гулять. И проблема тут не в измене как таковой, а в том, что ты выбрала такого мужчину, и в том, как ты сама сможешь жить с этим. Принимаешь ли ты эту ситуацию, проглатываешь, перевариваешь ли, не отравляешь себя и всех вокруг токсинами, или она, как ты не тужишься, стоит куском в горле и не дает тебе покоя? Как говорят психологи, любимого ты либо принимаешь таким, какой он есть, либо уходишь и ищешь встречи с новым.

Помните, у нас в советское время принято было считать, что человека можно  переделать и  перевоспитать. Наша лучшая педагогика от великого Макаренко давала нужные  инструменты,  ключи, как из «Баранкина» сделать человека. Но опыт показывает: пока ты сама не узнаешь себя, не определишь, какие конкретные ситуации вызывают в тебе проблему или попросту делают тебя несчастной – никакие методики не помогут тебе измениться, а тем более изменить другого. И так будет до тех пор, пока ты или он сам не захотите изменить ситуацию. Может быть, поэтому все эти модные тренинги, семинары, вебинары, посты психологов полезны тем, кто только в начале пути под названием «познай себя».

На мой взгляд, любовь до смерти или драма в крови у русских женщин. Мы воспитаны на этом — умри за любовь. Эта всепоглощающая любовь, как правило, имеет женское лицо. Это великое чувство, адский надрыв эмоций — не глупость и не дурной тон, это то, к чему всем надо стремиться и пережить хотя бы раз в жизни. А иначе жизнь прошла даром. Вся классика воспевает трагизм и драму любви. Жить, чтобы любить, а не просто жить. Один он и никого вокруг, а если не получается — самой под поезд или в петлю. Или топором всех, а с соперницей утонуть. И все эти книги мы читали в юном и нежном возрасте, когда на подкорке сознания опыта нет, а только трепетное предвкушение любви. И конечно, из романов и книг, интерпретируя все по-своему, мы  выстраивали модель идеальных отношений.

Литература и язык, на котором мы читаем, играют одну из самых важных ролей в формирования наших представлений об устройстве мира и формируют нейронные связи, посредством которых мы потом осознаем ту или иную ситуацию. Язык – это инструмент, который определяет наше взаимодействие с миром, и если в детстве вы изучали иностранный язык, у вас прекрасный шанс увидеть другую картинку мира. Чтение иностранной художественной литературы в оригинале показывает, что есть другие шаблоны поведения, и люди ведут себя иначе. Бурные эмоции могут  считаться дурным тоном и дикостью в других культурах, и вообще, как говорят англичане, если не можешь сказать человеку что-то доброе, лучше промолчи. Вспомним «Театр» Сомерсета Моэма, Джулию Ламберт. Ей режиссер все время повторял: «Не показывай своих истинных эмоций, особенно на сцене – не переигрывай!»

И все-таки настоящие партнерские отношения — способность заключать договорённости — чаще встречаются, на мой взгляд, среди иностранцев – американцев, европейцев. Потому что у нас, у  русских женщин, до сих пор принято рассматривать выбор партнера как способ устроить свою жизнь, решить свои проблемы — материальные, психологические, родить детей, купить квартиру, дом. И в этом нет нашей вины. Это не потому, что мы, русские  женщины, какие-то другие, дикие  или продажные, а просто потому, что наше государство не обеспечивает женщин должными социальными программами, равенством зарплат, рабочих мест, отпуском по уходу за ребёнком, -теми социальными благами, которые  делает женщину по-настоящему равной по правам мужчине. Ведь в первую очередь у женщины должна быть финансовая свобода в отношениях, гарантированная социальной политикой государства, в котором она живет. Вот тогда и естественным образом складываются партнерские отношения между мужчиной и женщиной, где  оба говорят на равных, а пока Россия намного отстает по вопросу женского равноправия от развитых европейских стран.

Конечно мы, женщины, будем продолжать развиваться, ходить на семинары, читать книги, растить детей, создавать свой бизнес и дарить любовь. Но оставаясь современными продвинутыми женщинами, предлагаю вам задуматься, как сделала это я: действительно ли мы, русские женщины, хотим равноправия? Не заигрываем ли мы с этим понятием, возмущаясь и сетуя на неравенство, когда муж не желает нам дать достаточную сумму на поездку или покупку, но в то же время недовольно фыркать, восклицая «Фи, какой невоспитанный», когда лицо мужского пола не подает нам пальто или не открывает дверцу машины. И где это тонкая грань между равноправием и уравниловкой? Готовы ли мы быть равноправными и нести материальную ответственность за себя и своих детей, не жалуясь чуть что капризным голосом: «Ох, он не подарил мне даже цветов на восьмое марта!»

Кстати, а к чему нас призывала Клара Цеткин? Насколько я помню, речь шла об объединении трудящихся женщин в борьбе за равные права. И эти слова не про цветы и подарки в день 8 марта. Не кажется ли вам, что мы как-то быстро успокоились, получив просто один день в году, когда мужчины обязаны воздавать нам почести просто за то, что мы женщины. Слабые существа, получается? Но с этим-то понятием мы точно не согласимся. Или все-таки мы, русские женщины, выбираем быть слабыми?

 

Автор Лена Блюмквист, фото #Домохозы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ