Мы, дети со станции Зоо

Истории о подростковой наркомании начали будоражить сознание российских мам только в начале 2000-х. Новый всплеск некрасивых историй полных физиологических подробностей случился пару лет назад, когда на чёрный рынок вышли спайсы. Сейчас все понимают, что наркоторговцы выбирают жертв исходя из толщины кошелька родителей. Загляните в социальные сети, прислушайтесь к трек-листу: везде так или иначе фигурируют психотропные вещества. И именно поэтому всё чаще мы задаём вопрос: как огородить детей от наркотиков?

Психологи рекомендуют не упустить возраст, когда дети начинают искать в окружающих свои идеалы, стремиться найти занятие с перспективой личного развития. Медики советуют внимательно наблюдать за эмоциональным восприятием событий подростка, чтобы понимать слабые места и работать над ними. Мы же предложим прочитать вам автобиографическую драму «Мы, дети со станции Зоо» («Я, мои друзья и героин», «Я-Кристина»), которая должна быть на вашей книжной полке.

Журналисты из немецкого издания-миллионника «Stern» начали в 1970-х годах расследование о подростковой проституции, основанной на умалчиваемой в то время проблеме детской наркомании. Одной из героинь стала Кристиана Фельшеринов, интервью с которой вылилось в многомесячную беседу, и её венцом стала книга. Повествование в драме ведёт сама Кристиана: она описывает свой путь наркоманки, который привёл её из бетонного гетто к станции Зоо, на которой и обычным-то жителям Берлина находиться было небезопасно. Множество книг повествует о смерти знакомых, друзей юных наркоманов; о специфичной привлекательности музыки Дэвида Боуи, Курта Кобейна. Но мало кто пишет о чувствах ребёнка, о его личных страхах и надеждах, о тайных мольбах. Именно поэтому книга «Мы, дети со станции Зоо» иная: она открывает для старшего поколения мышление запутавшихся детей, которые ищут утешение в каждой окружающей мелочи.

«Я продолжала ходить в «Саунд», а Детлеф скоро нашёл себе новую подругу. Её звали Анги, она была уродливая и бесчувственная. Я знала, что между ними вообще ничего нет. По-моему, они даже не разговаривали друг с другом… Но она была игловой, и в этом было её преимущество. Иногда Детлеф подходил ко мне. А мне было всё равно – он стал мне совершенно чужим. Обычно он стрелял марку или пятьдесят пфеннигов. Не хватает на дозу, понятно… Если у меня были деньги, то я давала»

Книга полна не только личными переживаниями, но и весьма отвратительными подробностями отношений с барыгами, извращенцами и, самое страшное, описание  абстинентного синдрома, проще говоря, ломки. Испещрённое деталями словесное полотно, даже переведённое на русский язык и, казалось бы, утратившее свою оригинальность, вводит в ужас:

«Язык и горло пересохли до невозможности, рот при этом был полон какой-то едкой слюны. Я всё не могла её сглотнуть и зашлась в кашле. Чем судорожнее я старалась проглотить эту слюну, тем сильнее становился кашель, и вскоре этот кашель уже вообще не прекращался ни на секунду – я не могла дышать. Потом меня стошнило. Прямо на ковёр. Я блевала какой-то белой пеной. Я подумала, что меня рвёт прямо как мою собаку, если та обожрётся травой. Потом я вспомнила, что никакой собаки у меня уже нет…»

Спорный вопрос: давать ли читать эту книгу детям? Я прочла её в тайне от родителей, когда мне было 16, и начала делиться впечатлениями, когда не смогла заставить себя проглотить кусок еды. Это было связано с тем, что именно в этот день я прочитала пару строк, описывающих ломку. Конечно, я поймала на себе испуганный взгляд мамы, которая могла предположить, что в тексте я могу нащупать «крутость». Но нет, мне было отвратно. И я уверенна, что, если в семье нормальные отношения, прочтение этой книги для всех будет только в плюс. Однако, если вы не уверенны в психическом состоянии своего ребёнка, следует самой прочитать эту драму и успеть обратиться к специалисту.

 Автор Айгуль @aigulkhairullina, фото #Домохозы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ