Мустье-Сент-Мари — город под звездой

Это был наш второй день в Провансе. Дорога поднималась все выше и выше, местами серпантин сужался, и я невольно зажмурилась, боясь столкнуться со встречной машиной или упасть в ущелье. За следующим витком, нам открылся потрясающий вид: среди каньонов и гор, извиваясь как змея, внизу сверкала и переливалась лазурная  река. «Вот он, Gorges du Verdon», — довольно проговорил Эдвард. «Точнее не скажешь», — подумала я,  заворожено разглядывая изгиб реки, протекающей между узким как горлышко бутылки пассажем  двух каньонов.  Мы проезжали Вердонское ущелье.

Въехав на мост, я посмотрела вниз. Там, словно осенние листья в потоке дождя, кружили и лавировали люди  на катамаранах, пытаясь без столкновений проплыть ущелье. Местные мальчишки забирались на скалы и прыгали в воду. Пара смельчаков ныряла прямо с высокого моста, по которому мы ехали. Эдвард, видя мое нетерпение и восторг, предупредительно  сказал: «Сначала посмотрим Мустье-Сент-Мари, это одна из самых красивых деревенек Прованса, а на обратном пути остановимся здесь. Нам осталось 5 километров».

Дорога, петляя, продолжала вести нас наверх. Мы проехали небольшой auberge – маленькую частную  гостиницу. Вокруг неё стояли машины. Было время ланча, и французы, известные на весь мир своим трепетным отношением к еде, уютно расположились в тени платанов, потягивая аперитив в ожидании блюд. На другой стороне дороги указатель, ведущий к ферме, обещал свежий козий сыр и домашний мед. У меня заурчало в животе. «Сначала поедим, потом пойдем рассматривать деревню», — предложила я Эдварду.

Деревня Moustiers-Sainte-Marie полностью пешеходная и расположена на скалистой террасе высотой около 100 метров. Следуя знаку, ведущему на парковку, мы  въехали  на скалу и вышли из машины.  Поселение простиралась внизу в ущелье. Посредине высился купол церкви.  Стрекотали цикады, легкий ветерок доносил запах инжира и розмарина. Земля  была красновато- кирпичного цвета, и я  вспомнила, что читала о том, что многие века это место было  центром по производству  фаянса и керамических изделий.

Перед тем как мы стали спускаться по узкой дорожке вниз,  Эдвард перешел на другую сторону площадки и указал рукой в сторону скал. «Иди, посмотри сюда», — позвал он меня. Высоко над деревней между двух скал висела золотая звезда, блестя на солнце. Вид был потрясающий, и я почувствовала благоговейный трепет, сродни тому, что охватывали меня в церквях, намоленных  местах, близ мощей святых людей. Разжигая мою любопытство перед поездкой, Эдвард рассказал мне, что  существуют две легенды о появлении звезды над деревней. Одна официальная, которую можно прочитать во всех путеводителях по Провансу и в интернете, рассказанная провансальским поэтом Фредериком Мистралем. Она говорит о том, что во время крестового похода местный рыцарь Бозон де Блак (Bozon de Blacas) был захвачен в плен сарацинами, мусульманами, кочующим  племенем разбойников, которые грабили и воевали на территории Европы во время крестового похода, и поклялся повесить звезду над его родной деревней, если ему удастся вернуться домой. Но существует еще одна легенда о явлении Девы Марии в эти края, рассказанная местными католиками. По их преданиям Святая Дева Мария явилась жителям  на скале в ущелье, в котором расположена  деревня. Именно там впоследствии появилась звезда. В отличие от явления Девы Марии в Котиньяк (Cotignac), деревню, расположенную в 50 км от Мустье-Сент-Мари, в которой Дева Мария  появлялась  дважды, в 1519  и 1637 году. Там её второе  появление связывают  с рождением наследника короля Людовика XIII  и королевы Анны (да-да, похоже, той самой, которой Д’Артаньян доставлял подвеску). По преданию Святая Матерь Божья явилась  монаху Фиакру и попросила отслужить в ее честь три девятидневных панихиды, чтобы у короля и королевы родился сын.  В 1660 году король Людовик XIV приехал в Котиньяк со своей матерью в благодарность о своем  рождении. А вот появление Святой Марии в деревне Мустье-Сент-Мари документально нигде не зафиксировано.

Никто точно не знает, как звезда появилась над Moustiers-Sainte-Marie, но все говорят, что висит она там с 10 века. Звезда, висящая над деревней, сейчас является двенадцатой по счету. Висит она на цепи длиной 135 метров, весит около 150 килограмм и имеет в диаметре 1.25 метра.

Словно в подтверждение второй легенды о Деве Марии,  на парковку въехал автобус с паломниками, которые, выгрузившись, словно муравьи, один за одним стали подниматься по лестнице из 262 ступенек, ведущей к часовне Нотр-Дам-де-Бовуар, расположенной на холме. Часовня была построена в конце 12 века на остатках прежнего храма Девы Марии 5-го века.В 17 веке в этой часовне крестили мертворожденных детей, открывая им дорогу в рай.

Мы спустились в центр деревни. Каменные мостовые, узкие улочки,  дома с толстыми стенами и красными  черепичными крышами, акведуки, маленькие кафе и старинные церкви на фоне бугенвилий, кипарисов и платанов создают атмосферу сказки или декорации к средневековому фильму. Мы зашли в  магазинчик, торгующий изделиями из фаянса. Благодаря его производству поселение стало очень знаменитым в 17-18 веках.

Один паломник из итальянского города Фаянца рассказал секрет приготовления красивой белой эмали одному из местных гончаров. Сочетание этой белой эмали с синей «из Мустье» дало начало знаменитому фаянсу, который украшал не один королевский стол и подарил городу славу столицы французского фаянса. Мне очень понравилась глубокая продолговатая старинная супница с крышкой в бело-синем цвете с изображением птицы, символа Муастье. Она до сих стоит в буфете нашего дома в Провансе, и каждый раз, встречая различные изделия из фаянса Мустье в антиквариатных магазинах или на рынках Европы,  я возвращаюсь в тот день, когда  впервые побывала в этой деревушке.

На улочках бродили туристы, в основном европейцы, слышались английский, итальянский, голландский, немецкий языки, но по-русски никто не говорил. Был 1999 год, и «наши» только маленькими десантами высаживались на Лазурке, не поднимаясь так высоко в горы Прованса. Мы свернули на площадь и подошли к необычной церкви с квадратной башней, высотой 22 метра и с качающейся колокольней. Это была приходская церковь Муастье,  исторический памятник Франции. Внутри было прохладно, стояло множество свечей на столике из мрамора и ведерко для  монеток, чтобы купить свечку. Никого из служащих не было, туристы и прихожане сидели на скамейках. Алтарь церкви выглядел как саркофаг из белого мрамора, изображавший сцены перехода через Красное море. Мы зажгли свечку и вышли на улицу, на свет, на палящие солнце. Тут же рядом мы увидели  фонтанчик с питьевой водой в виде купидона. В конце улице  находился старинный римский акведук, пересекающий реку Adou. Когда-то давно он распределял воду из источников к мельницам, расположенным ниже, но  теперь это просто красивый памятник из прошлого. Возле него в тени платанов был маленький ресторанчик, куда мы и поспешили, чтобы сделать заказ блюд до 14.00.

Я заказала салат с горячим козьим сыром, с медом  и розмарином, а на аперитив взяла розе. К нему подали анчоусы и тапенаду, пасту из черных маслин. Я сидела и любовалась старинной деревушкой, звездой над ущельем, платанами и думала, а ведь прав был Анри де Борнье, сказавший: «У каждого человека две родины — его собственная, а потом Франция». Так и вышло —  Прованс стал для меня вторым домом. И когда мы приезжаем в Прованс на Рождество, то едем в Мустье-Сент-Мари, чтобы еще раз  побывать в атмосфере истории, красоты и сказки, полюбоваться на звезду и ощутить тот самый  благоговейный трепет.

Автор Лена Бломквист @blomquist2745, фото #Домохозы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ