Third Culture Kids или самоидентификация

Есть у антропологов такой термин — TCK (third culture kids) — это те, чьи родители из одной культуры, окружение — из другой (нескольких других), и сами они становятся «третьей». Это те, кто родились в Китае, детство провели в Америке и поехали учиться и работать, скажем, в Германию. Билингвы и трилингвы. Дети дипломатов и беженцев. Отпрыски айтишников, кочующих между Кипром, Сингапуром, США и Японией, и военных, переезжаюшие с родителями из Канады в Нигерию и обратно. Те, у кого родители дома говорят на русском и отмечают 9 мая, а все друзья — на английском и обожают Хэллоуин. Мои дети, в общем. Если не вернутся в Россию в школьном возрасте.

Я знаю нескольких взрослых, кто был таким ребенком 20 и 30 лет назад. Они говорят свободно на нескольких языках, легко переезжают и адаптируются. Они быстро знакомятся и понимают разные культуры сильно глубже туристов. И они не могут ответить на вопрос «откуда вы?». Самый простой вопрос вроде, да? Если нас спросить: Where are you from? Мы, не задумываясь, ответим: Russia. Ukrane. Brasil. А дети впадают в ступор. Открывают рты и мычат. Смеются и разводят руками, хмурятся и «зависают». Они не знают ответа.

Это длинное слово — «самоидентификация». С нею у них проблемы. Это сильнее всего бросалось в глаза, когда я общалась с детьми друзей по заграницам. И больше всего напрягало меня, когда мы уезжали в Америку. Год, два, три, пять — дети еще говорят «я — русский». А потом уже не уверены. Им хочется оставаться частью семьи и той культуры, которой так дорожат родители. Родители с ясной самоидентификацией. Но и частью общества стать хочется.

Ты быстро глотаешь языки. Не боишься новых стран. Читаешь в оригинале «Хоббита» и «Онегина», и «Гаргантюа» до кучи. И везде ты принимаем, с чистым языком-то и уважением к местной культе. И везде ты немножко сбоку. Да, самоидентификация много чего включает. Пол, возраст, увлечения, профессии, субкультуры, статусы…Но идентификация с некой Большой Культурой, народом, мне представляется большой частью личного «Я». Она теряется.

Некоторые родители возвращаются с детьми на родину, увидев, что это Я «поплыло». Им важно, чтобы их дитя осталось «своим, китайским/русским/турецким». Не теряло «корней».Другие решительно переходят в семье на местный язык, позволяя детям забыть русский/испанский/арабский», чтобы «не цепляться за старые хвосты» и окончательно стать «своим». (Это если страна назначения одна; а если каждые пять лет переезд?). Большинство подчеркивают плюсы такого детства и предлагают считать, что «родина» — это люди, родня и друзья, а не страны.

Граждане всего мира или бездомные?
Потерявшие корни или отбросившие хвосты?

Такие дела.
#тотберег

Автор Юлия Жаворонкова журналист, студентка американского колледжа
и преподаватель русской школы в Сиэтле, фото FashionIQ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ