Кейптаун (Часть2)

 «В Африке много времени тратится на разговоры. Но стоит начаться охоте, никто не проронит ни слова.
Все понимают друг друга молча, и в жару язык присыхает к небу. А вот вечером, пока разрабатывается план охоты, разговором обычно нет конца, и очень редко все происходит так, как задумывалось, особенно если план слишком сложен».

Эрнест Хемингуэй «Лев мисс Мэри» 

«Вернее и не скажешь», – подумала я и огляделась вокруг на моих собратьев по путешествию. Кроме меня, похоже, никто Хэмом не вдохновлялся и «луками» в уме не играл. Все выглядели вполне обыденно, по-европейски: шорты, футболки, кепки, рюкзаки.

Пара молодых шотландцев-серфингистов с обгоревшими носами, он — в спортивной куртке на молнии, всю дорогу доверительно проспал на ее плече. Она – невысокого роста шатенка с милым лицом и тяжелым задом в коротких «рваных» шортах и кроссовках. Еще одна пара – мама и сын, судя телосложению, арабского происхождения. Уважительный сын открывал маме дверцу в машину и наливал колу в стаканчик всю дорогу. Милые и дружелюбные – каждый по сто килограмм веса. И наконец, тот, который привлек мое внимание еще в машине. Щупленький с острым носиком как у щегла, в кепочке и джинсовочке, все еще мальчик, но изрядно усохший, беспокойно оглядывающий окрестности, с надменным лицом. Всю дорогу нервно похлопывал свой Саnon, лежащий на соседнем сиденье. Ни на одной из наших остановок, он не обменялся ни словом ни с одним из нас. Только Рэнжеру, нашему гиду и водителю, что-то постоянно шептал в ухо и одобрительно кивал на его реплику. Да, и еще записывал все время что-то в блокнотике. «Либо агент, либо писатель», — подумала я, — «или блогер».

После долгого сиденья в дороге мои ноги затекли, и я готова была послать это сафари к черту, надеть кроссовки, сказать Эдварду и Лео «я буду через час» и рвануть по раскаленному плато саванны в поисках диких зверей. Вот за это я не люблю организованные выезды, групповые экскурсии, распорядок, не созданный мною. Это ущемляет мою внутреннюю свободу, заставляет вырваться и сделать все по-своему. Мы в группе, и у нас расписание. Полчаса отдыха, потом все пересаживаются в джипы и вперед – в поисках зверей в их среде обитания. Время лимитировано, поездка рассчитана на полтора-два часа максимум, а потом ланч и обратно в Кейптаун.

Синие чистое небо, которое бывает только высоко в горах в погожий жаркий день, земля цвета хорошо пропёкшегося песочного теста с редкими сухими кустарниками, темными, словно изюмины в песочных коржиках. На горизонте горы, цвета лаванды, такие же, как в Провансе, но это если смотреть только на горы. Простор, суховей и жар от земли безошибочно указывали — мы были в саванне в сухое время года. Лишь только с каменистых склонов порывы ветра доносили оставшуюся с ночи прохладу. В тени бамбукового навеса было свежо – я набросила легкую парку и пошла осматривать окрестности лагеря.

Я устала от долгой поездки в микроавтобусе, и мое боевое настроение стало падать. Я опасалась, что и в Южной Африке большая часть дикой природы под контролем у цивилизации, и волнительное предвкушение сафари, навеянное рассказами Хэма, запомнится мне больше, чем сам само сафари. По дорожке, выложенной каменной плиткой, я дошла до уютного патио со столиками и диванами под натянутой брезентовой крышей. На столиках стояла вода, прохладительные напитки, чай и кофе. Вокруг были клумбы с высаженными огромными кактусами. В глиняных кувшинах торчали полузасохшие растения и кустарники в букете с дикими колючками. Засуха и долгое отсутствие дождей сказывалось на всем ландшафте.

Природа и декор лагеря напоминали мне стоянку бедуинов. По левую сторону от патио чуть поодаль располагались десять бунгало. Это был маленький гостиничный комплекс при лагере. Окинув его беглым взглядом, я порадовалась, что мы решили не ночевать здесь, а вернуться назад в наш отель на Атлантическом побережье Кейптауна. По другую сторону патио сверкал бирюзой небольшой бассейн с лежаками и баром. Рядом находился маленький сувенирный бутик и офис турфирмы с ресепшн отеля.

Лео догнал меня и стал тянуть в магазин, чтобы показать мне «прикольного» мягкого гиппопотама. Мы зашли в магазинчик. На кассе сидела темнокожая мамушка в национальной «чалме» на голове. Она радостно поприветствовала нас. Мы стали рассматривать игрушки, тарелки, чашки, футболки с мотивами сафари, тут же рядом была витрина с бижутерией, выполненной в африканском стиле. Лежали соломенные шляпы разных фасонов. Я обрадовалась и начала примерять их тут же перед зеркалом. В этот момент, на заднем дворе раздался рокот моторов — это подъехали джипы, на которых мы должны были ехать на сафари. Джипы выглядели круто: полностью открытые, только с брезентовой крышей. Сиденье водителя было внизу, а кузов для пассажиров располагался выше, давая возможность широкого обзора. Всего подъехало четыре джипа и за рулем двух из них были девушки.

Молодые ребята и девушки выглядели как скаутеры – радостные, приветливые, все в униформе песочного цвета, кепках и очках, с рацией на поясе. Нам достался джип с парнем, точной копией Шэгги из мультфильма «Скуби-Ду». Мы сели на среднее сиденье, впереди нас была шотландская пара, дальше арабские мама с сыном. За нами — молодая семья индусов с девочкой лет четырех, а на последнем ряду восседал «блогер или агент», бережно расчехлявший свой Сanon. Машина сдала задом, мы развернулись и двинулись к шлагбауму на выезд из лагеря.

После приветствия рейнджер первым делом напомнил нам правила поведения для личной безопасности. Основные из них – не выходить из джипа, не делать резких движений, не шуметь и не привлекать внимание. Мы выехали на бездорожье и джип, подскакивая на ухабах и оставляя за собой тучи песочной пыли, повез нас вперед – на сафари.

Автор Лена Блюмквист, фото #Домохозы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ